Пятница, 19.10.2018, 22:34
Главная | RSS

Форма входа

Поиск



Календарь

«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2017 » Ноябрь » 27 » Собрание, которое завершилось ничем. часть1
21:19
Собрание, которое завершилось ничем. часть1

Никогда, никогда не верьте чиновникам:

они лгут – лгут и снова лгут,

чтобы скрыть ложь.

 

         14 ноября в здании Борского ДК прошло собрание "По вопросу обращения с ТБО” под председательством зам.главы Борского муниципалитета Розова В.Б. Кроме него, президиум представляли приглашённые лица: нач.отдела государственной экологической экспертизы и регулирования деятельности в обращении с отходами Министерства экологии и рационального природопользования Красноярского края – Гуменюк Ю.А., эксперт федерального центра экологической промышленной политики Минпромторга РФ – Варфоломеев И.В., генеральный директор группы компаний экоресурс – Шепелев Е.С., депутат районного Совета депутатов – Кочкарёв П.В., депутат Борского Совета – Тонкая А.Г. В зале присутствовало не менее 120-ти жителей.    

          Здесь борчанам не стоит тешить себя иллюзиями, будто бы администрация сама снизошла до уступок жителям, решив собрать их, чтобы проинформировать о строящемся мусорозаводе. Нет. Во всей этой «мусорной эпопее» администрация от начала до конца делала всё скрытно, «по-тихому», да и на честный диалог с людьми она хронически неспособна. Просто в сентябре представитель "ГОЛОС ПОРЕЧАН” от имени газеты обратился в Красноярске в комитет по экологии и природопользованию ЗС края по поводу незаконного строительства мусорозавода в Бору. 28.10.2017 и.о. министра экологии и природопользования Красноярского края природных ресурсов Часовитин В.А. позвонил мне, сообщив, что представители министерства выезжают 14.11.2017 для встречи с населением и дачи разъяснений. Письменный ответ министра №77-116420г. также подтверждает, что комиссия краевого ЗС предприняла эти меры, чтобы разрешить конфликт Борской администрации с населением. Вот так содеялось собрание. Теперь о том, как оно прошло.

         Предпринятые мною с самого начала встречи уговоры – направить её в созидательное русло, то бишь, чётко определить форму собрания и придать ему смысл принятием конкретного решения – встретили отпор со стороны адептов идеи мусоросожжения (особенно злобно шипели уважаемые работники Борской школы, фанатично следующие всему, о чём глаголет поселковая власть). Вследствие этого, статус собрания так и не был установлен, вместо обещанной «информации» по мусорозаводу, жителям в течение 2-х часов рассказывались басни о якобы его «безвредности», а в протоколе собрания неучтена позиция большинства населения. Подписать сей «опус» я отказался, хоть сельсовет и снизошёл до уступки, отведя мне место в списке секретарей. Полагаю куда более полезным привести в хронологическом порядке всё сказанное на встрече 14.11.2917, и пусть читатель сделает выводы сам.   

 

аудиозапись собрания

 

    Розов В.Б.: Наша цель – довести до вас: что мы сделали – правильно-неправильно, что нам предстоит делать и как это дальше будет развиваться в разрезе нашего посёлка, в разрезе района, в разрезе края, в разрезе страны. Мы хотим до вас довести, чтоб это не было голословно…

   Из зала: Вы наполовину построили, а «решили обратиться», когда народ поднялся!

   Розов В.Б.: Вы поймите, надо вопрос ставить не об одобрении размещения – он просто будет неактуальный, потому что дальнейшее развитие этого вопроса, оно маленько в другом ключе будет. Давайте, мы по мере обсуждения – доведения этой информации будем задавать вопросы, и понимать всё-таки, в чём проблема на сегодняшний день.

   Щербина С.С.: Можно вопрос? Есть статус собрания – общественные обсуждения, есть – общественные слушания. То есть, сегодняшнее собрание – это ни «то» и ни «другое». Мы так понимаем? Почему в таком случае не были назначены публичные слушания за месяц до этого, как полагается?

   Розов В.Б.: Мы сегодня доведём информацию. Дальше вы можете любую инициативу проявлять по обсуждению вопросов и так далее. Моя сегодняшняя задача – довести до вас. Я на сегодняшний момент являюсь первоисточником всех действий администрации в этом плане. Я хочу довести до вас: что мы делали, где мы ошиблись, как мы планируем дальше работать. Вы нас слушайте – мы ответим. Вот в таком ключе, давайте, построим, а дальше будем по ходу какие-то дополнительные вопросы поднимать и обсуждать.

   Из зала: Вопрос: почему начали строить – СНАЧАЛА СТРОИТЬ, а не собрали население? А теперь, когда люди возмутились, вы «до нашего сведения решили довести»!

   Розов В.Б.: Подождите. Давайте, всё-таки формально сейчас проведём процедуру, потом я это всё в выступлении оглашу. (…) Откуда родилась вообще вся эта идея по продвижению вот этих наших задумок по обращению с ТБО. Есть документ, который был разработан районом на основе политики, выраженной правительством края, правительством РФ. Этот документ называется: "Генеральная схема очистки территории муниципального образования Туруханский район”, где по полочкам разложены действия администрации, программа развития вот этого «обращения с ТБО». В ключе нашего конкретного поселения, наших населённых пунктов, могу вам сразу сказать: здесь ни слова не говорится о свозе ТБО из близлежащих деревень, посёлков, сёл и т.д. (…) И, если честно, я даже не рассматриваю своз мусора из Сумарокова или Подкаменной. Это отдельные населённые пункты и они должны нести такую же ответственность, как и мы с вами.

   Щербина С.С.: Вы сказали, что вы «подали заявку»… Вы конкретно заключили контракт уже на поставку 8 октября. Уже вопрос решён?

   Пилюгина А.В.: Владимир Борисович, а не рано ли вы уже послали заявку на закупку оборудования, когда не решён вопрос где будет она расположена. Вы говорите: начали процедуру определения места. Мне бы хотелось, чтобы граждане узнали: всё-таки идёт ли эта процедура, или вы просто также нас опять «не поставили в известность»?

   Розов В.Б.: Я про процедуру. Процедура – да, была проведена, была одна заявка…

   Щербина С.С.: Это всё так. Только перед таким проектом, который касается всего населения и воздействия на наше здоровье, вообще-то сначала проводятся общественные слушания.

   Фольмер Н.В.: Когда собирались все в прошлый раз, нам сказано было, что впредь таких ошибок делать не будете, и было сказано, что в июле месяце будут проведены общественные слушания по поводу этой установки. А тут получается, вы вновь ставите нас перед фактом, то что вы её уже приобрели! И когда же мы, в конце концов, посёлок будем слушать и советоваться с людьми?

   Розов В.Б.: (…) В данном случае наше законодательство в Красноярском крае сейчас направлено на то – всё-таки определить конкретную организацию или предприятие, которое будет заниматься на территории вот этими вопросами. Как сейчас их называют: региональный оператор. Вот у нас представитель одного из таких предприятий есть…

   Пилюгина А.В.: Вы опять уходите. Мы не об этом спрашиваем вас.

   Розов В.Б.: По поводу земельного участка, который мы обозначили рядом с полигоном. Мы сейчас эту работу также ведём.

   Фольмер Н.В.: Почему вы не провели слушания?  Почему с жителями опять не посоветовались?

   Пилюгина А.В.: Получается, просыпаются люди утром, а за забором стоит установка, потому что «так решили в муниципалитете»! Так это будет?

   Розов В.Б.: Если мы выделим участок там, мы разместим установку там.

   Пилюгина А.В.: Вы спросите у населения!

   Терёхина Т.В.: Владимир Борисович, а сколько «установочка» вот эта денег будет стоить? А потом, ещё разобрать её сколько денег! Не лучше ли мемориал достроить?

   Кочкарев П.В.: Дорогие селяне! Давайте подведём первый итог выступления Розова В.Б.: получился опять такой же «ляп», как и в прошлый раз. Депутаты здесь присутствуют поселкового Совета: вы в курсе? Надо понимать, что депутатская группа «в курсе» мероприятий. Почему не довели до сведения села? Второй момент. Не так много нас здесь живёт населения – поставьте в известность: мы собираемся делать то-то, то-то. Значит, это опять упущение – ваше.

   Пилюгина А.В.: Владимир Борисович, собрание граждан сегодня просто для того, чтобы «ввести в курс дела»? То есть, НАШЕГО решения сегодня не будет никакого?

   Розов В.Б.: Просто выслушаем сегодня наши доводы присутствующих. Возможно, вы что-то почерпнете интересное, какие-то сведения, что могут поменять вашу точку зрения. В данном случае, запретить деятельность, которая разрешена законом – мы не имеем права. Поэтому, голосовать или нет – нет целесообразности никакой.

   Мельников В.И. : А давайте, референдум проведём!

   Розов В.Б.: Мнение граждан может выражаться в различных формах. Пожалуйста, создавайте инициативную группу, собирайте подписи, подавайте заявку в администрацию на имя главы. И будете вы голосовать, если так хотите. Это ваше право.

   Фольмер Н.В.: А почему с вами бороться-то нужно?

   Из зала: Прежде чем всё это затевать, надо было спросить у населения!

   Розов В.Б.: У вас же была точка зрения по поводу…

   Фольмер Н.В.: Она у нас и сейчас есть. Просто нас никто слушать не хочет. Что хотите – то и делаете!

   Пилюгин В.С.: У меня создаётся впечатление, что вы специально нас дустом брызгаете: выживем мы или нет? Хотя, вопрос решается достаточно просто: пятнадцатый километр – прекрасная площадка! Вы всё равно будете строить у посёлка. Но я не сдамся просто так. Я укушу, но отметину оставлю. А то, что эта установка «зловонная» – естественно: на ней нет дорогостоящего оборудования, нет фильтров. Там просто стоят две бочки и труба. Все ядовитые вещества остаются, вылетают в воздух. Так, зачем вы нас пытаетесь уничтожить?

   Розов В.Б.: Поверьте мне, эта установка не вреднее любой из наших котельных.

   Из зала: Они сжигают не пластиковые бутылки! Разница большая.

   Гуменюк Ю.А. (гость): Добрый вечер. Я здесь уже повторно. Я вас хочу заверить, что это не последняя встреча, потому что мы идём постепенно… Здесь звучали предложения – отнести установку на 15 километров. То есть, там подбирать участок. Но, как показывает практика похожих работ, само проектирование занимает от 5-ти до 7-ми лет. Сегодня в посёлке места, где можно было бы законно что-то делать с ТБО, к сожалению, нет. (…) Ни с каких посёлков сюда мусор свозиться не будет. То, что покупается, имеет федеральную экологическую экспертизу. Вот основные параметры установки. Мы видим, что там сжигается. В том числе, и пластиковые бутылки. Мы специально подбирали, чтобы все виды ТБО могли в одном месте сжечь. Это, практически, то новьё, которое появилось на рынке. Мы просчитали, что если поставить установку туда, где ваш старый полигон, то до посёлка ничего доходить не будет.

   Из зала: Мы ведь там в лесу грибы и ягоды собираем! 

   Гуменюк Ю.А.: Администрация рассматривает где установку поставить – в том месте всё будет в порядке. Какое по факту будет принято решение, это уже другая беседа. Администрация подбирает, нам это всё показывает, мы просчитаем и вам это всё покажем, что: да, превышения есть, либо нету. Я тут попыталась сравнить. Мы посчитали: вот работает одна установка и одна котельная. У вас на котельных фильтров тоже нет.


   Круглик Т.П.: Юлия Анатольевна, на сегодня такая установка где-нибудь есть, или мы в Бору «первооткрыватели»?  

   Гуменюк Ю.А.: На сегодня такая… (поправилась) похожая установка работает в Красноярске.   

   Щербина С.С.: Я обратилась к производителю с просьбой выслать мне документацию. Мы ознакомились со всеми документами, которые у них есть по этой установке. Вот список отходов, которые принимаются на сжигание. Тут у вас туманно написано, а там всё чётко: в основном, органические отходы. Пластик – «после сортировки», «не содержащий галогенов». А мы знаем, что большинство пластиков производится с хлором, с фтором, и их в эту установку нельзя засовывать. Таким образом, эта установка непригодна для сжигания несортированного ТБО. Мы слышали, как Владимир Борисович рассказывал нам фантазии про «сортировку ТБО». Вопрос к вам: почему вы принимаете установку, не предназначенную для сжигания несортированного ТБО?

   Гуменюк Ю.А.: Здесь достаточно тонкий вопрос: как сертифицировать отходы (дружный смех в зале!). Стекло, жесть – это отходы, с которыми сегодня запрещено что-либо делать. Они должны собираться и отправляться на переработку. То же и бутылки.

   Из зала: И кто их будет собирать?   

   Краснопеев А.Г.: Ваша установка сколько потребляет? 41 л солярки в час. Получается 360 тонн в год. Это какая сумма будет? Чем столько денег тратить, у нас район может себе позволить в гектар яму вырыть и тридцать лет её заваливать.

   Варфоломеев И.В. (гость): Честно скажу, что такие установки есть в труднодоступных местах, на месторождениях нефти. Естественно, чем дальше отнести – тем лучше для человека. Да, есть установки, которые имеют систему очистки, но там – большая мощность, а тот тип установки как у вас – таких установок с очисткой на сегодняшний день нет. Что касаемо пластика, то законодательство говорит: мы уже не имеем права сжигать многих веществ. Практически, к 2019 г. мы идём к тому, что будем сжигать на вашей установке только те отходы, которые можно сжигать. По закону, захоранивать отходы вблизи п.Бор нельзя.   

   Из зала: Никто сортировать не будет! Лучше б нам воду провели нормальную!

   Щербина С.С.: В "Генеральной схеме очистки территории Бора” все расчёты по свалке приведены: 5 га площадь, она пригодна до 2030 года.

   Варфоломеев И.В.: Это не наш вопрос. (…) Установок по сжиганию с фильтрами такой производительности как ваша – не существует.

   Фольмер Н.В.: Вот, скажите: вообще с мнением населения считаться кто-то будет?  

   Варфоломеев И.В.: Это вопрос к администрации.

   Шепелев Е.С. (гость): Сегодня мы работаем со всеми видами отходов, кроме радиоактивных. В начале 2000-х г.г. администрация Красноярска ознакомилась с проблемой медицинских и биологических отходов. Тогда этот вопрос также поднимался с населением: каким образом выходить из этой ситуации. Были установки, которые позволяли размещать их прямо внутри города, у каждой больницы. Но жители проголосовали «против», и было принято решение эту площадку вынести к черте города. Она находится в Советском районе.

   Пилюгина А.В.: Давайте, лучше отсюда мусор на баржи будем грузить, и в Советский район! Да нас тут две тысячи всего, с собаками и кошками! Что вы говорите!

   Шепелев Е.С.: Объём отходов, которые вы сегодня образуете, негативно влияет на окружающую среду.

   Из зала: Вот ваша установка действительно «влияет на окружающую среду»! И куда более негативно!

   Сергеев М.Е.: Но это же не панацея – эта ваша мусоросжигательная машина! То есть надо прежде в умах людей что-то менять, чтобы изначально сортировать в доме. Надо подготавливать инфраструктуру, чтобы мы могли мусор сортировать сразу. Дело в том, что никто не будет его перебирать непосредственно перед сожжением, и полигон – бетонный, с гидроизоляцией, с дренажём – никто тоже делать не будет! Где сортировать мусор будут?

   Тонкая А.Г.: Сейчас мы обсуждаем проблему, которая мизерная, которая ждёт нас в следующем, и кто придёт к нам, и кому мы нужны? До 01.05.2018 должны отыграть конкурс, где должны заявиться на каждую технологическую зону в крае региональных операторов. Мы, как туруханская технологическая зона, экономически никому не нужны. Сейчас этими дебатами мы добьёмся того, что нам малую долю не дадут. Откажемся от этого – дай бог, кто к нам придёт, будем ждать. Но решения в правительстве края нету. Предлагается очень много вариантов. Никто не может сейчас дать конкретного ответа на конкретно поставленный вопрос: кто к нам придёт, сколько будет стоить и как это будет выглядеть. А финансирование потом приостановится полностью, когда будет здесь региональный оператор, который просто не захочет здесь быть. Не поняли?

   Зал: Нет, не поняли.

   Тонкая А.Г.: (…) О чём сегодня шла речь. То есть мы должны с региональным оператором заключить договор. Но отходы, которые мы образуем, не могут приносить прибыль. Они неинтересны людям, которые будут вкладываться.

   Сергеев М.Е.: Вы сейчас сами озвучили эту данность: мы не производим столько мусора, который будет интересно кому-то перерабатывать. Давайте, тогда складировать мусор и отправлять тому, кому это интересно. Вот, мы слышим «мусор», «мусор»! Тревожит, что деньги, которые выделяются на строительство объектов, уходят «в каком-то направлении», но, в любом случае, власти обязаны информировать население. Если происходит стройка в городе, то делается паспорт объекта, вывешивается проектно-сметная документация, указывается фирма, организация: кто строит, телефон, чтобы люди могли прийти, расспросить и узнать. Мы этого ничего не видели. Сегодня первый раз нас позвали. (…) Надо выбор людям предоставить, спросить население.

   Круглик Т.П.: Мы лишь хотим, чтобы это было не во вред. Мы уже травимся водой сколько? И никто не хочет сделать шаг вперёд. Точно также привезут нам эту установку – без всяких фильтров. Мы будем травиться, и будет с ней точно так же, как с питьевой водой!

   Кочкарев П.В.: Где ставить установку – вот с чего надо начинать. То, что эта установка на пользу посёлку – да, но она должна быть как можно дальше от посёлка. Мы сегодня уже говорили об этом. Вот зачем мы сегодня с вами собрались. То, что касается выбросов, которые вам здесь показали, и то, что, вот, оппоненты, которые далеки вообще от всего этого, просто начитали, конспектов надёргали. Я, как специалист, занимающийся тяжёлыми металлами, вам со всей ответственностью заявляю, что тот уголёк, который пришёл в посёлок, там серы выбросов больше чем во всей этой таблице. Придёт время, когда мы все будем кусать локти, что своевременно не спохватились о решении вопроса по нейтрализации наших ТБО. Установка должна быть, но она должна быть как можно дальше от посёлка, от нашего с вами жилья. Всё остальное это обсуждается специалистами.

Просмотров: 2955 | Добавил: master | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2  
автору: «Генеральная схема очистки населённых пунктов Муниципального образования Борский сельсовет» действительно содержит раздел о переборке мусора. Она включает кучу всевозможных пустопорожних прожектов, которые, как и сортировка ТБО, никогда не будут воплощены.

Судя по соотношению просмотров первой и второй части выкладки, к чтению второй её части перешли лишь 2/3 посетителей сайта. Это показываает, что треть читающих тема не заинтересовала вообще. Им неинтересно, о чём говорили их односельчане, как отстаивали свой посёлок перед лиходеями от краевой администрации. Кроме того, часть самих присутствовавших на собрании жителей СОГЛАСИЛАСЬ на уговоры властей, прямо сказав: «Мы не против мусорозавода. Он нужен посёлку». Хочу спросить эту «часть», а отчего это он ВАМ-то понадобился? Жили вы жили до 2017 без мусорозавода, а тут приехали большие начальники, надули в уши всякого, заручились «политикой правительства» – вы и «поплыли»! А завтра путинское правительство постановит: пенсионеров старше 66-ти отправлять сразу в крематорий – вы тоже согласитесь? Ведь наверняка власти грамотно обоснуют это экономией средств на выплату пенсий «бесполезным ныне людям», высвобождением койко-мест в больницах, сокращением расходов на бесплатные лекарства и прочие льготы старикам. Наша беда – не столько враги в Кремле или враги извне, сколько наше собственное равнодушие к происходящему вокруг, привычка приспосабливаться к условиям жизни. Вот так в 90-е мы продали страну за ваучеры, так избрали Хвостову, Соколова, Булгакова, убогих местных депутатиков. Всё, что произойдет с Бором в перспективе – будет результатом нашего непротивления, нашего со всем согласия. Значит, ПО-ДЕ-ЛОМ!

1  
Хвостова как водится снова не явилась на встречу с населением , а спряталась и отправила зама biggrin

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: