Суббота, 04.12.2021, 02:57
Главная | RSS

Форма входа

Поиск



Календарь

«  Ноябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архив записей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2014 » Ноябрь » 21 » НЕ СЕВЕР - КРАЙНИЙ, А СЕВЕРЯНЕ (статья газеты Красноярский рабочий)
17:02
НЕ СЕВЕР - КРАЙНИЙ, А СЕВЕРЯНЕ (статья газеты Красноярский рабочий)
НЕ СЕВЕР - КРАЙНИЙ, А СЕВЕРЯНЕ
Конец сентября. Вверх по реке Турухан, что впадает в Енисей чуть ниже Туруханска, бодро идёт буксир, толкая впереди себя сразу две баржи. Торопится: ещё чуть-чуть - и навигация закончена.

Фарково живём!

Баржи нагружены строительным материалом и конструкциями - их очень ждут в селе Фарково, примостившемся на крутом берегу примерно в ста километрах от райцентра.

Приход барж - событие радостное: в селе, где проживают около трёхсот человек, строится новая школа. Старое, донельзя ветхое здание снесено, рядом - интернат и садик, где временно размещаются школьники. Фундамент уже отлит, рабочие - все, как один, характерной южной внешности - деловито хлопочут возле бетономешалки. Хлопотать надо, поскольку новое здание школы обещают сдать до Нового года. Местные хотят в это верить, но втихаря с сомнением покачивают головой: успеют ли?

Должны - утверждает в интервью коллегам-журналистам и. о. начальника управления образования района Ольга Давыдова:

- Идёт капитальный ремонт многострадального старого здания, вместо которого новое так и не построили. Поэтому сейчас было принято администрацией района решение, выделены из бюджета районного деньги, сейчас возводится новое, современное здание. У нас в фарковской школе занимаются, по списку, восемьдесят учащихся, сейчас эти дети размещены в приспособленных помещениях - интернат у нас достаточно просторный. Надеемся, что уже во второй четверти дети войдут в новую школу. При возведении используются новые технологии, она будет собираться из блоков. По поводу сомнений: сказали, что на сбор стен уйдёт не более месяца. А внутренние работы (отопление, септик и так далее) - крайний стоит у нас срок первое декабря. Пусть даже двадцатое - мы готовы подождать. Нас уверяют - школа будет точно.

В Фарково, где туго с электричеством и водой, дети частенько проводят в школе всё свободное время. И. о. директора школы Наталья Аверина рассказывает, что старое здание держалось буквально на подпорках:

- В конце июня стали завозить материал, ломать старую школу. Конечно, опасения есть, но я надеюсь, что всё-таки сделают. Единственно - жалко, что по-прежнему нет спортивного зала. Был бы спортивный зал - для ребят, для деревни это было бы очень здорово. Вечерами же нечем заняться молодёжи. Наши спортивные команды по национальному многоборью, по лыжным гонкам - всегда первые места занимают, уже более двадцати лет, у нас практически все кубки района.

Бывший директор школы Павел Лукьянов - человек, стараниями которого Фарково имеет свою спортивную славу. Национальное многоборье наличия спортзала не требует - всё необходимое можно сделать своими руками: нарты, штанги. Как и футбольное поле, баскетбольную и волейбольную площадки. Главное, считает учитель, что дети будут находиться в тёплом здании с удобствами, а не выбегать по нужде в пятидесятиградусный мороз:

- Долго ждали, всю жизнь, можно сказать. Я здесь 23 года. Правда, строится школа по макету старой и по размерам будет ей соответствовать. Поскольку это капитальный ремонт. Добавили только новые туалеты.

Но тут возникает вполне логичный вопрос: если новое здание фактически строится с нуля - почему речь идёт о капитальном ремонте? Ольга Давыдова объясняет так - это способ построить быстро, без тех проволочек, которые подразумевает закон:

- Там чрезвычайная ситуация. Есть техническое заключение, где школа признана аварийной. Для того чтобы избежать трагедии, администрацией района и было принято решение. Деньги выделены на вот эту аварийную ситуацию. Капитальный ремонт - это оптимальный вариант для Севера, у нас многие работы, даже важные ремонтные, сорвались, к сожалению, из-за ситуации с 44-м ФЗ.

Однако депутат районного Совета Александр Чалкин видит в этом иной резон:

- Мы рады, что школа, благодаря усилиям депутатского корпуса, всё-таки строится. И есть надежда, что дети будут учиться и жить нормально, болеть перестанут, туалеты у них будут хорошие, а не "позолоченные" за миллион двести, как в Зотино. Но, по моему мнению, это не капитальный ремонт. Вопрос серьёзный - уже к правоохранительным органам. Есть информация, что не совсем законно этот подряд был отдан компании, которая сейчас занимается строительством. Не был объявлен конкурс. Думаю, систему откатов никто не отменял - и здесь заинтересованность есть. И к главе района вопросы есть, но, думаю, разберёмся с этим. Главное, чтобы дети жили в тёплом помещении и учились. Но в то же время мы не позволим наши деньги районные безалаберно использовать. Сегодня здесь кирпичи разбросаны, гравий валяется - он же в грязь, в дорогу уйдёт. Отношение к стройматериалам плохое.

Сегодня глава района фактически поставил друг против друга туруханских депутатов и игарских. Поскольку сам он - из игарских, он, на мой взгляд, напрямую лоббирует интересы своего города. Для него это похвально. Если бы не наносился ущерб интересам туруханских поселений. Не знаю, как он решился,- но есть информация, что эту школу строит его протеже. Мы задавали вопросы, но ответа не получили. Если бы был конкурс - может быть, даже и сократились бы масштабы финансирования, район бы выиграл. Но поскольку нет конкурса, то сколько запросили - столько и отдадут. И я не уверен, что в самый ответственный момент не остановится строительство. Школа фарковская у нас на особом контроле, за каждым шагом будем следить.

Престаньте воровать!

Что ж, дело хорошее. Тем более в Фарково. Село уже успело прославиться на весь край своей прошлой стройкой. Вот она, несостоявшаяся школа,- стоит немым укором в считанных метрах от скромного новенького фундамента: циклопическое (по здешним меркам) бетонное основание, к которому прикручены металлические несущие конструкции. Покосившиеся. Местные говорят - уже падали. Что не мешает детям играть посреди этого диковинного леса.

Слава Богу, никого не убило. Чем не аварийная ситуация? Но до неё никому нет дела, технических заключений тоже наверняка нет. Возможно - пока нет. Поодаль гниют остатки брошенной техники - опять-таки, говорят, она пришла сюда уже нерабочей. Правда ли это - уже, наверное, и не важно.

На другом конце села, на берегу - ещё достопримечательность: мешки застывшего в камень цемента, навскидку - тонн пятьдесят, не меньше. Это то, что осталось, не укатилось под откос в воду. Рядом бетонные плиты, которые, судя по всему, будут лежать здесь вечно. Неподалёку - металлические швеллеры, которые потихоньку растаскивают жители на свои хозяйственные нужды. Такие диковины. Хоть туристов вози.

Школа эта тоже строилась без проекта. Наскоком, с помпой, под девизом "Некогда ждать". Ждать пришлось долго. На вопрос "Что происходит?" бывший глава района Симона Юрченко отвечала так: нет экспертизы, нет того, нет сего. Хотели как лучше, а вышло...

- Строительство было начато за счёт программ "Ванкорнефти",- рассказывает Александр Чалкин.- Насколько мне известно, около полусотни миллионов было здесь потрачено. Уворовано ли, расхищено ли - не знаю, это вопрос к правоохранительным органам, которые точку в этом деле не поставили. Сегодня "Ванкорнефть", которая давала 52 миллиона на эту школу, отказывается помогать району. Хотя она качает отсюда большие объёмы нефти. Но мы живём в нищете. Дороги, постройки - как в девятнадцатом веке. А почему отказываются? Потому что деньги бесследно исчезали в пучинах Туруханского района.

Есть даже информация, что за шесть лет было десять миллиардов спонсорских выделено на Красноярский край - никто не отчитался за эти деньги. В нашем районе Счётная палата в прошлом году не досчиталась миллиарда. Вопрос был озвучен, но никто ответа не даёт. И никто больше не спрашивает. "Ванкорнефть" же отказывается давать деньги, там говорят: "Сколько можно, перестаньте воровать. Наведёте порядок - получите средства". Это нормально, когда крупный недропользователь помогал бы развитию экономики района. У нас развиваться не из чего - производств никаких нет. Люди - охотники, рыбаки - сами за себя.

Знаки судьбы

Зато признаки роскоши есть. В Туруханске, где нет асфальта, на каждом шагу встречаешь дорожные знаки. Они растут из чёрной земли, как грибы на плантации, рассыпаясь гроздьями по столбам у каждого съезда во двор. Сплошь и рядом их отделяет друг от друга всего несколько метров. Такого богатства не встретишь нигде, кроме разве что учебных автодромов. Зачем скромных размеров селу, пусть и носящему статус райцентра, столько дорожной информации? Неужто местные не знают, как и в каком порядке ехать? Знают, конечно. И, назло обилию подсказок, умудряются попадать в ДТП.

- Вот вы это заметили, а у нас, действительно, уже замылился глаз,- комментирует депутат Чалкин.- Эти знаки вроде бы нужны. На них большие деньги расходуются. Но самое интересное - они устанавливаются очень плохо. На моих глазах закапывался такой знак на десять сантиметров вглубь. Небольшая лепёшка бетона и - порядок. Подул сильный ветер - знак начало качать, он упал. Я подошёл к рабочему: вы что делаете-то? А если завтра снег выпадет! Ну хорошо, коров у нас мало, а если б они почесаться захотели? Все бы знаки лежали на земле. Да они и так лежат... Пилят деньги.

Туруханск, наверное, единственный населённый пункт в мире с таким количеством дорожных знаков. При отсутствии, собственно, дорог. Прохожий усмехается:

- Облагородили! Лучше бы дороги сделали, за что мы налоги платим? Я машину себе пригнал - боюсь ездить. Ходовую жалко - посмотрите: у нас ни одной ровной дороги нет.

Про дороги у депутата уже готов отдельный рассказ:

- Грейдер пройдёт - вроде ничего. Следом дождь - разбили канаву, машины прыгают, ломаются. В Игарке "Ванкорнефть" решила поменять покрытие аэродрома - десять тысяч плит освобождаются. Мы вроде как пришли к согласию: и Игарке дороги нужны, и нам нужны - давайте разделим. В итоге глава района две тысячи плит на Игарку выделяет, а Туруханску - ноль. Когда я стал обращаться, он меня, проще говоря, послал. И за круглым столом, который проводила игарская телекомпания, сказал: восемьдесят с чем-то миллионов рублей на это расходуется. Я как член бюджетной комиссии и комиссии по экономическому развитию не знаю об этой сумме. Откуда она взялась?! Он сказал: подарили их, "Ванкор" подарил. С одной стороны, "Ванкорнефть" не хочет деньги нам давать, с другой... Непонятно.

Дым да гарь кругом

Другая навязчивая деталь пейзажа - котельные, возле которых горами громоздится уголь. Их аж тринадцать. Дым многочисленных труб наполняет воздух специфическим ароматом, явно не полезным для здоровья. Но что поделаешь - Север, тепло тут дороже золота.

Александр Чалкин сетует - вокруг этих котельных кипят нешуточные страсти:

- В Игарке электроэнергия идёт от Курейской ГЭС. Промышленный тариф - рубль семьдесят. У нас дизельная станция - выходит 25 рублей за киловатт-час! А выпадающие доходы отчисляются одинаково. Я считаю, что деньги просто воруют. Не так давно, в декабре, работники "Туруханскэнерго", крупнейшей градообразующей организации, объявили голодовку. Я участвовал в ней с коллегой-депутатом. А дело в чём было? Руководитель предприятия отказался покупать уголь, который ему предложили в Красноярске. Чиновники хотели продать уголь плохой.

Я раньше в оперативно-диспетчерской службе работал диспетчером, мы контролировали работу котельных в зимний период, потому что частенько останавливались котельные, вода замерзала в теплотрассах, чрезвычайными последствиями это грозило. Поэтому был контроль, он и сейчас есть. Я помню: в те времена уголь был очень плохого качества: сколько в топку закинешь - столько на улицу шлака и выбросишь, теплоотдача плохая. Сейчас нашли компанию, которая уголь поставляет хороший. Отличный даже, никаких нареканий. Так вот, он отказался покупать уголь, который предлагали, а продолжал покупать вот этот. Я думаю, были и ещё причины, которых мы не знаем, но директора решили уволить. Мы заступились.

Помимо этого, прошла информация (я считаю, достоверная), что глава района под влиянием краевых чиновников из того же КРЭКа хотел прибрать к рукам "Туруханскэнерго". Это жизнеобеспечивающее предприятие должно было бы слиться с местной энергетической компанией в Игарке. А та сегодня в долгах как в шелках. Так вот - хотели слить, а потом обанкротить организацию. Но всё-таки двойной голодовкой мы напугали чиновников, я считаю. Приостановилось это дело, но вижу, что всё-таки от мысли приватизировать "Туруханскэнерго" никто не отказался. Выпадающие доходы не выделялись, долги накапливались - и сегодня "Туруханскэнерго" в долгах, последняя цифра - больше трёхсот миллионов.

На заседание бюджетной комиссии мы приглашали экономиста, директора "Туруханскэнерго", и он как раз доказывал: вы эти деньги должны отдать. Муниципальное жильё не принадлежит "Туруханскэнерго" - оно принадлежит муниципалитету. Он и должен содержать дома на свои деньги. Бюджетные. Но, поскольку он поручил это делать "Туруханскэнерго", то и деньги должен давать. А не даёт. Вот и работают себе в убыток: капитальные сооружения, ремонт и прокладка трасс. Стали постепенно в долги влезать. А им говорят "нет" по разным причинам. Мы голосуем против - "голодедовские" голосуют за. Началось с пятидесяти миллионов, а закончилось тремястами.

Сапожники без сапог

Чем больше смотришь по сторонам - тем больше вопросов. Вон круглые сутки шумит водой в градирнях дизель-электростанция. Зачем она здесь? Ведь ещё в СССР собирались тянуть сюда ЛЭП от Курейской ГЭС - благо недалеко.

- И позже такой проект был,- подхватывает мой гид-депутат,- ещё проще и дешевле советского. При Бардюкове (глава района в 2010-2012 годах), грамотном экономисте, которого заставили этот пост покинуть, проект ЛЭП был согласован. Краевая власть пошла навстречу, масса подписей была от населения. Люди понимали: придёт дешёвое электричество - будет и развитие, будет промысел, тот же рыбозавод построят. Тот же малый и средний бизнес, о котором президент постоянно говорит. Сейчас, когда киловатт-час обходится в 25 рублей, никто не будет бизнесом заниматься.

С уходом прежнего главы района про этот проект забыли. Нынешний говорит: 25 миллиардов нужны на этот проект. Какие 25 миллиардов? Речь шла о пяти! Тоже большие деньги, да, но они окупились бы через три-четыре года. Электроэнергия на шинах Курейской ГЭС стоит 40 копеек - а сюда приходила бы пускай по 3, по 7 рублей за киловатт-час. И то бы она окупалась. А для того, чтобы у людей отбило охоту обсуждать эту тему, заявили цифру: 25 миллиардов. На 16 тысяч населения - конечно, слишком много, о чём речь?! Вот уголь, который поставляют нам. На 13 котельных очень много приходит угля. Краевые чиновники являются фактически владельцами угольных компаний. Если построить ЛЭП, кто-то потеряет прибыль, и, я считаю, именно в этом причина.

Богатый рыбой и дичью край, на территории которого развернулся к тому же крупный недропользователь. А зайди в магазин - десяток яиц стоит 70 рублей. В плавмагазине на пристани, говорят, дешевле. Но со дня на день закончится навигация - и тот же десяток будет стоить 140, если не больше. Поговаривают, здешние коммерсанты придерживают привезённые по реке продукты, чтобы затем повысить ценник.

Виктор, местный уроженец, кивает головой:

- Да. По лету привозят, а зимой - как будто только что на самолёте. Не поохотишься, не порыбачишь - голодным останешься. Самолётами продукты возить дорого. Я здесь родился, живу, и ребятишки мои рядом живут. А вообще-то дети уезжают учиться и назад не возвращаются. Им здесь делать нечего. Картошка - и та перестала родиться. Берут на зиму привозную - а это тысяча рублей за мешок.

Не рыбалкой единой

Крепкий мужчина, отложив в сторонку топор, неторопливо, с эмоциями, объясняет, что одной охотой да рыбалкой сыт не будешь:

- Охота - это лучше, чем дома сидеть. Отдыхаешь душой, стреляешь птицу, привозишь домой. И на зиму что-то уже есть покушать. Но мои друзья, например, не охотятся, не рыбачат. Да, есть на что прожить, но тяжеловато. Где-то добавят зарплату - тут же на что-то добавят цену. Хоть на хлеб. Добавили к зарплате 14 процентов - я этого не ощущаю, ведь те же коммунальные услуги подымают. У меня 64 квадратных метра квартира, я плачу одиннадцать с половиной тысяч в месяц. Вроде и зарплата не самая низкая, тысяч семьдесят получаем с женой на двоих. Завели ребёнка - ещё больше платить стали. Бочка 92-го бензина стоит девять с чем-то тысяч. Вот насколько дорого выходит прожить. У меня же техника: и машина, и "Буран", и лодка. В сезон бочки три искатываю только на лодке. Кто-то у нас, может, и катается как сыр в масле, но никак не простой работящий народ.

Другой мужчина, назвавшийся Сергеем, смотрит на реку, поправляя ружейный ремень на плече:

- Ленок, хариус, сиг, таймень. Брать бы да отвозить. Но масштабно этим у нас не занимаются. Почему? Видимо, не надо. Морозилки есть, частники всё-таки вывозят в каких-то количествах. Для кого-то это просто удовольствие - поблеснить, а кто-то ловит, чтобы прожить. Для кого-то - какой-никакой доход. Зарплаты - от десяти и выше, тут уж кто как. Литр "восьмидесятого" бензина стоит 45 рублей. Дизтопливо - в такой же цене. Везут-то из Красноярска. Коммунальные услуги очень дорогие. Субсидируют тем, у кого заработок невелик, а у кого он выше прожиточного минимума, тот под субсидию не попадает. А в полном объёме жильё обходится в пределах двадцати тысяч в месяц.

А ведь рыба - добрый товар. И, казалось бы, не так уж много надо вложить в то, чтобы этот товар разбежался по городам и весям, а местные имели свой твёрдый рубль. На территории района раньше были несколько заводов, здешняя рыба кормила полстраны. Александр Чалкин сокрушается - был ведь проект рыбозавода, сам держал в руках:

- Он прошёл юридическую экспертизу, финансовую, но для реализации его нужны были средства, может быть, даже из федерального бюджета. Никто не захотел этим заниматься. Мы кушаем селёдку, которую выловили в наших морях и обработали за границей. Надеемся, что в связи с санкциями, может быть, разовьётся и собственное рыбное хозяйство. Разговор был: давайте мини-заводы сделаем, они не такие уж и затратные. Тем более что на нашей территории работает крупнейший недропользователь, "Роснефть", триллионы баррелей выкачивает. Природу используют - и не всегда хорошо, мы не принимали по полгода якобы рекультивированные земли.

Прошла информация, пока неподтверждённая, что в озёра попадают отходы производства, бочки с химикатами, мазутные детали. Химикаты, которые распыляли перед приездом президента, чтобы убить комаров, попали в ручейки и реки,- и всё это ещё отразится на наших рыбных запасах. А на здоровье людей - в первую очередь. Сегодняшняя власть не может выстроить отношения с "Ванкорнефтью". Я понимаю - никто больше не хочет кидать деньги в бездонную дыру. Отчитайтесь, что вы сделали? Никто не отчитался. Губернатор сменился. Те из краевой администрации, кто кукловодил в районе, уволены - спросить некого.

Дорога жизни

Но почему, почему продукты возят самолётами? Это не укладывается в голове. Почему бы зимой, когда в них, продуктах, самая нужда, не сделать временную дорогу? Она бы здорово изменила здешний быт - настоящая "дорога жизни" в отрезанный от мира, снабжаемый по "воздушному мосту" райцентр. Занятная ассоциация, верно?

- Верно,- соглашается неугомонный Чалкин.- Но зимника до сих пор нет. Килограмм груза привезти из Красноярска в Туруханск - 160 рублей. Вот вам и наценка. Сегодня автозимник идёт до посёлка Бор, это центр района. Там продукты стоят чуть дороже, чем в Красноярске. В Игарку тоже идёт зимник через Ванкор - и там цены ниже. Здесь же - как проклятое место. Мы пытались решить вопрос с автозимником через север - с юга гнать бессмысленно, сплошь тайга, реки, овраги. А до Светлогорска зимник игарчане всё время пробивают. А нам до Светлогорска - сто с небольшим километров. И всё!

Предпринимателя спрашиваю - он на машине из Красноярска возит в Ессей продукты,- за сколько, мол, привезёшь товар? Он говорит: если повезу этим кольцом, то за 60 рублей килограмм. Если из Тюмени - за сорок. Это ж большая разница. У нас сегодня все зарплаты уходят на еду. Да, говорят, они в Туруханском районе высокие. Но они высокие на Ванкоре, а там не жители района - вахтовики, они даже с Чёрного моря приезжают.

А сейчас начнётся зима. Вот эти витамины привезут на самолёте - не захочешь покупать, золотые яблочки получаются. Дети их не видят. А витамины наши - в рыбе. Чёрную, сорную рыбу - сорогу, щуку, окуня - нужно бесплатно отдавать, чтобы люди ловили. Та же щука - она сегодня заполонила всё, она выедает ценные породы рыбы. В советское время рыбозавод вылавливал её сотнями тысяч тонн и отправлял, а сегодня никто не ловит. Её нельзя ловить, оказывается, надо лицензию покупать. Да, щуку вроде разрешили, но - спиннингом. В своё время профессор Сыроечковский, который биостанцию возглавлял в селе Мирном Туруханского района, в диссертации писал, что даже плод в чреве матери требует тех микроэлементов, которые находятся в рыбе. Здешние люди не на персиках выросли, не на грушах.

Ну, хорошо. Яблоки с вишнями здесь не растут. Коли рыба - главный витамин, так её недолго и самому выловить. Не тут-то было. Оказывается - долго:

- Правила изобретают в Москве, в Красноярске без учёта специфики региона. Мы неоднократно собирали и пытались внести предложения в правила рыболовства, проект разошёлся по всем посёлкам. Но не были услышаны. Сегодня у нас две компании, которые выдают лицензии для рыбаков: ФГУ "Енисейрыбвод" - правопреемник рыбинспекции, и некоммерческое партнёрство "Туруханпромхоз". У первых участки рядом, но у них нет лицензий. У вторых - далеко, ближайший - за пятьдесят километров. Чтобы туда добраться и назад, приходится тратить большое количество денег на бензин. И тот нехорошего качества.

Недавно в редакции газеты "Маяк Севера" по моей инициативе был организован круглый стол, куда пригласили всех заинтересованных лиц. Мы вскрыли проблемы и согласились - да, искусственно создаются эти препятствия. А почему? Потому что часть лицензий, которые "Енисейрыбвод" обязан здесь продавать, продаются в Красноярске. Недобросовестные промышленные рыбаки покупают любительские лицензии пачками. Нашего же рыбака, который жить без рыбы не может, ввели в разряд браконьеров. Селёдка идёт, омуль идёт. Вот эти анадромные виды рыбы, которые сюда на нерест идут,- их ловить себе дороже.

После круглого стола люди обратились ко мне и поручили как депутату озвучить этот вопрос на седьмом съезде парламентариев Красноярского края. Но когда распределяли участников, глава района посчитал, что проблемы, которые хотел озвучить Чалкин на съезде, не стоят ничего. Так и сказал: ты не поедешь. Его сторонники, игарские депутаты,- люди там неплохие, их избрали,- но они, зная, что я поеду и буду разговаривать на уровне края, меня заблокировали. Депутатство - вообще конфликтная профессия.

Но правила рыболовства надо менять. Сегодня на этих участках правила сетевой рыбалки - определённые ячеи определённой длины. Есть у нас свободные участки, которые не закреплены ни за кем, но там рыбачить можно только удочкой, это участки общего пользования. Я считаю - это большая глупость: жить у реки и не питаться рыбой.

Невесёлые мысли

И не выходят у меня из головы слова того мужика с топором: "Нефть добывается на нашей туруханской земле. Но нам "Ванкор" ничего не даёт. В Москву, наверное, всё уходит. А глава не шевелится, ему, наверное, ничего не надо. Вот на Игарку он, может быть, и работает. Правда это или нет, но говорят, что на район приходило сто миллионов. Шестьдесят или сорок ушло в Игарку, а остальные деньги куда - не знаю".

Вокруг - растущие из присыпанной шлаком грязи низенькие обшарпанные домишки, на фоне которых вполне современная "ванкоровская" гостиница смотрится как-то помпезно. Люди, говорят, десятилетиями не могут дождаться ремонта своих квартир. Всё обваливается. Приходится обращаться в прокуратуру, та инициирует дела в суде - и только после судебных исков администрация выделяет деньги из бюджета на ремонт. Только по суду.

И опять, жалуется Чалкин, туруханские на игарских в обиде:

- На прошлой сессии рассматривался вопрос о выделении денег на капитальный ремонт. 59 миллионов хотели отдать управляющей компании в Игарке, которая будет заниматься ремонтом. Мы задали вопрос: почему только Игарке? Получился скандал, обращались в прокуратуру - в итоге деньги зависли в администрации до этой сессии. Сейчас 40 миллионов выделяется на достройку парома в Игарке, на который были выделены и без того большие деньги. А там и причалов нет! В проекте причалы забыли указать, "припаромки" так называемые. Сколько они стоят, один Бог знает. А 19 миллионов - в Игарку на капремонт муниципального жилья. А в Туруханске - только по суду. А остальные - так и вовсе пошли? Но у нас голосов меньше - большинство коллег-депутатов покинули наши ряды, не выдержали. Сегодня преимущество имеют сторонники главы района. Опять деньги на ремонт жилья не выделяются, опять всё уходит туда. Опять ставят нас по разные стороны баррикад.

Но постойте, давайте честно. Модель муниципального управления - двуглавая. Есть глава района - по большей части он созывает сессии районного Совета депутатов. А есть руководитель администрации района - в его руках сосредоточена исполнительная власть. Не слишком ли тёмен здешний люд, что винит в своих неурядицах не того? Из разговора с депутатом выясняется - нет, не тёмен. По крайней мере, мой собеседник уверен, что обе головы играют в одни ворота.

- Когда проходил конкурс на замещение должности руководителя администрации, ни меня, ни мою коллегу от партии не включили под разными предлогами. Комиссия отвергла других кандидатов, которых я считаю более достойными. Один работал заместителем главы администрации на протяжении лет пятнадцати-двадцати. Кому, как не ему, знать все проблемы? Но он тоже не набрал тех баллов, которые набрал бывший депутат Туруханского района. Причём он умудрился одновременно занимать две должности - депутата и руководителя администрации. Но поскольку суды играли на руку одному чиновнику из краевой администрации, мы все суды проигрывали. Сейчас устроено так: то, что сказал глава района, то и должен выполнить руководитель администрации.

При Бардюкове же совсем другое было распределение: глава администрации Сибиряков выиграл конкурс. Заместителем ему дали Андрея Кузубова - брата Василия Кузубова, о котором все наверняка слышали. Мы при Бардюкове добились, чтобы у нас был создан отдел сельского хозяйства, потому что потенциал есть разводить скот. Сегодня на весь Туруханск дай Бог одну корову увидеть. Раньше на юге района и рожь, и пшеницу на корма выращивали. Но когда разрабатывались программы развития АПК на 2011-2013 годы, там было почему-то заложено разведение овцебыков на частном предприятии в деревне бывшей - Ермаках. Просто "свои люди" решили привезти овцебыков таймырских и разводить. На это было запланировано около пятидесяти миллионов, может быть, чуть меньше. Для чего быки-то здесь, они же тут не выживут? Здесь снегов по горло, они помрут сами или их волки съедят. А для того, сказали нам, чтобы привлекать туристов. Я эту программу разрабатывал, но голосовали мы против. Не приняли программу - меня выгнали из отдела этого сельского. (Смеётся.)

Сейчас планов никаких. Мы раньше из бюджета помогали немного тем, кто держит скот. И есть в Игарке один совхоз, который был приватизирован ещё при развале СССР. Коров держит, яйцо производит для местного населения. Живёт на дотации. Правда, кроме Игарки, продукцию эту никто не видит. Староверы на юге района говорят: мы вас можем завалить мясом, картофелем, только дайте условия.

С условиями как-то всё невесело. Есть свои газеты - "Маяк Севера" и "Игарские ведомости", которые, как говорят, без оглядки "наверх" ничего не опубликуют. Как понять людям перед следующими выборами, что на самом деле происходило за эти пять лет? Вот и говорят, говорят, говорят...

Уже год как нет мирового судьи. А ведь все житейские вопросы должен такой судья решать. Сейчас обслуживать район должна судья, проживающая в Игарке. Учитывая с недавних пор возникшую неприязнь между игарскими и туруханскими, тревожная получается ситуация.

Не радостней и со здравоохранением. Да, врачи здесь не ахти, делится очередным наболевшим мой нечаянный экскурсовод по Туруханску, он же старожил-депутат Александр Чалкин. Но и этих бы не спугнуть:

- У нас есть доктора, которые стараются что-то сделать. Но квалификация у большинства очень низкая. И один замещает нескольких: он и фтизиатр, он и терапевт, он чуть ли не хирург и психиатр. Офтальмолог уходит в отпуск - за него принимает терапевт. Или замещает нарколога. Но для того, чтобы и эти врачи не убежали, мы им из бюджета по 10-15 тысяч доплачиваем. Чему очень противятся глава района и руководство администрации. Да, оппоненты кричали: это не наши полномочия, зачем врачам доплачивать? Но ведь уедут и эти! И будет здесь дело - швах.

Другой момент: если здесь не могут оказать помощь - нужен выезд в краевой центр. Дорога стоит немалых денег. Бюджетных. Только на перелёты расходуется по 20-30 миллионов за квартал. Но вот у нас на новогодние каникулы один чиновник из правоохранительных органов возил всю семью за счёт этих льгот. Тем же, кому по-настоящему нужно лечение, обследование, говорят: денег нет. Сейчас нужно такой фильтр пройти, чтобы тебя отправили в Красноярск полечиться! Нормальной диагностики-то здесь нет. Качество стоматологии очень низкое. У нас есть программа, по которой человеку в возрасте должны оплачивать протезирование зубов, дешёвый пластик. Но программа превратилась во что? Мужчина должен дожить до 65, а женщина - до 60 лет. Да у нас редко кто доживает до такого возраста. Кому-то уже и зубы не нужны - не хватает денег на продукты. Добились мы, снизили возрастной порог до 55 и 50 лет соответственно. Вообще смертность у нас высокая. Вроде нет вредных производств, котельные только,- а вот так выходит.

Куда ни глянь - всё как-то не так выходит. Обидно, ведь я хочу приезжать сюда. Но видеть при этом не угрюмые, задавленные нелёгким северным бытом лица. А видеть другие - лица людей, живущих пусть в холодном, но очень богатом крае, ждущих к себе в гости и не желающих уехать из мест, где всё устроено просто и по уму.

Пока же на окраине Туруханска немым укором этой мечте высится странное, если не сказать - страшное трёхэтажное здание. Смотрит пустыми глазницами оконных проёмов на ко всему привыкших людей. Когда-то эта новостройка обрадовала многих: начинается строительство многоэтажных большеквартирных домов.

- Предприниматель стал делать шлакоблоки - шлака у нас достаточно. Первые блоки были отличные, прошли экспертизу. Потом технология стала нарушаться, цемент - разворовываться. Начала попадать вода - и блоки стали таять, как сахар. Дом в итоге выкупил у предпринимателя район, и до недавнего времени на него уходило немало денег. А было тут около тридцати квартир, в них люди жили. Потом их расселили по разным местам, сказали - временно. Мыкались по чужим углам, брали большие кредиты, чтобы купить квартиру. А здание... Видно было, как стена лопалась с верхнего этажа до фундамента. Администрация запрашивала - район выделял, деньги уходили по карманам, для виду что-то делалось. Крышу вон покрыли - и неплохо покрыли, но листы уже стали растаскивать.

Есть один бизнесмен, который дружбу ведёт в администрации,- он постоянно выигрывал конкурс на ремонт здания. Последний раз выделили 16 миллионов, это было давно, ещё до 2010-го. Мы когда пришли в депутаты -никто не захотел отдавать туда ни копейки. Считаю, немало здесь - десятки миллионов рублей - было отмыто. Но самое страшное,- здесь же ребятишки играют. А здание в любое время развалится. Его надо ликвидировать. А мы по-прежнему школы строим без экспертизы, без конкурсов.

Круг замкнулся как-то сам собой. Опять безнадёжный долгострой, опять зарытые в землю средства, опять ребятишки, играющие посреди шатких конструкций. А что до школы... До той, новой школы, которая - по документам - не строится, а ремонтируется,- то и. о. начальника управления образования района Ольга Давыдова на слова о возможной коррупции отреагировала так:

- Это ожидаемая реакция. Каждый судит по себе. В любом случае считаю, что администрация района решала важнейшую задачу. А что будут говорить?! От разговоров никогда не уйдёшь.

Вот и давайте говорить. Между прочим, старожилы сказывают - пять подземных ядерных взрывов здесь были произведены в советское время. А вот сейчас пошёл слух: иные из этих скважин дренируют. Возле Ногинска, дескать, бежит водичка радиоактивная, скатывается в притоки: кто зачерпнул, тот и принял в себя. И это, кстати, тоже тема для разговоров.


Сергей НИКИФОРОВ. Туруханский район.

 

источник http://www.krasrab.com/archive/2014/10/23/37/view_article

Просмотров: 1045 | Добавил: Graf-De-La-Her | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: