Вторник, 07.02.2023, 04:49
Главная | RSS

Форма входа

Поиск



Календарь

«  Октябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Архив записей

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » 2013 » Октябрь » 4 » У РОССИИ БЫЛ ШАНС.
21:30
У РОССИИ БЫЛ ШАНС.

4 октября – скорбная дата расстрела правительственными войсками защитников «Дома Советов» в Москве. 20 лет назад законно избранный народом парламент восстал против разрушительной политики Ельцина и его приспешников. Но власть дала понять народу, что её демократия – лишь завеса капитализма, а любое несогласие будет нещадно подавляться при помощи армии, ОМОНа и специально обученных карательных подразделений. Для России эти события стали началом конца…


1993-й стал годом насильственного свержения в России советской власти, произошедшего в результате конфликта двух политических сил: президента и правительства – с одной стороны, и их противников – основной части депутатов Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации.
Введение поста президента при сохранении полномочий Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации породило в России проблему двоевластия, которая осложнилась расколом общества на сторонников немедленного проведения радикальных экономических реформ («шоковая терапия»), которые объединились вокруг президента Бориса Ельцина, и их противников, объединившихся вокруг Верховного Совета. В начале 1993 года на Съезде народных депутатов России и в Верховном Совете сложилось твердое антиельцинское и антиреформаторское большинство. 20 марта 1993 года II пленум ЦИК КПРФ принял решение голосовать на апрельском референдуме против доверия президенту Ельцину, против социально-экономической политики правительства, за досрочные выборы президента. В свою очередь, Ельцин выступил с телевизионным обращением к народу, в котором объявил, что только что подписал указ о введении «особого порядка управления». Созванный IX Внеочередной Съезд народных депутатов предпринял попытку отрешить президента от должности.

ОБОСТРЕНИЕ КОНФЛИКТА

22 марта президент вызвал руководителя Главного управления охраны Михаила Барсукова и предложил ему разработать план действий, на случай, если съезд примет решение об импичменте. Суть его сводилась к выдворению депутатов сначала из зала заседаний, а затем уже из Кремля. По плану Указ о роспуске съезда в случае импичмента должен был быть зачитан депутатам по громкой связи. Если бы депутаты после оглашения текста отказались выполнить волю президента, им бы тут же отключили свет, воду, тепло, канализацию… На случай сидячих забастовок в темноте и холоде было предусмотрено «выкуривание» народных избранников из помещения. На балконах решили расставить канистры с хлорпикрином — химическим веществом раздражающего действия. Офицеры, занявшие места на балконах, готовы были по команде разлить раздражающее вещество, и, естественно, ни один избранник ни о какой забастовке уже бы не помышлял. Борис Николаевич утвердил план без колебаний [А. Коржаков, «Борис Ельцин: от рассвета до заката»].
Президент РФ Борис Ельцин издал указ № 1400 о роспуске всенародно выбранного парламента страны, чем нарушил Конституцию. 21 сентября Руководство Верховного Совета получило информацию о готовящемся выступлении Ельцина, где тот сообщит о роспуске Верховного совета. В 17.30 на экстренном заседании президиума ВС РФ, председатель ВС РФ Руслан Хасбулатов заявил, что в стране сложилась критическая ситуация и предупредил народных депутатов и избирателей о том, что «возможны любые события». Он призвал всех парламентариев быть в ближайшее время начеку, связаться со своими избирателями и в случае необходимости «встать на пути антиконституционного переворота». В 20:00 Указ был зачитан Ельциным по центральному телевидению. Одновременно в Доме Советов были отключены связь, электричество, водоснабжение и канализация, силы МВД начали оцепление Дома Советов России.
Верховный Совет принял постановление о созыве 22 сентября X Чрезвычайного Съезда народных депутатов. Вовремя Съезд открыт не был, так как некоторые из органов исполнительной власти, выполняя распоряжение Ельцина, предприняли попытку сорвать проведение Съезда. Разосланные депутатам телеграммы с оповещением не были доставлены (депутаты узнавали о событиях в Москве только из сообщений информационных агентств). Депутатам из регионов не выдавали билеты, в некоторых регионах их задерживала милиция. Поступали угрозы физической расправы. Через несколько часов после подписания Указа № 1400 к зданию Верховного Совета – «Белому дому» начали приходить граждане: москвичи, жители Петербурга, Нижнего Новгорода и многих других городов и областей России. Среди участников стихийно образовавшегося митинга было много лиц из различных организаций и общественных объединений (в том числе, представители возрождённого Казачества, чернобыльцы, шахтёры, общественные организации инвалидов, «Союз офицеров», Союз социально-правовой защиты военнослужащих, военнообязанных и членов их семей «Щит», ряда организаций националистической, коммунистической и социалистической направленности и многие другие). Из числа гражданских лиц, находившихся возле Дома Советов с целью поддержки Верховного Совета, в том числе – среди сторонников коммунистических и националистических общественных организаций, была сформирована «рота охраны белого дома», частично вооружённая автоматами Калашникова. Аналогичное оружие было роздано и некоторым из трехсот казаков, приехавших на защиту Дома Советов.
Часть боевых дружин, защищавших «Белый дом», были сформированы Фронтом национального спасения – организации, объединившей сторонников коммунистических и националистических движений. По словам Анпилова, в обороне Дома Советов участвовали казаки и отряды дружинников из Белгорода и Воронежа, а также группа членов «Союза офицеров». Алексей Залесский так характеризует обстановку, сложившуюся возле здания в дни событий: “Баррикады очень примитивные, из всякого рода железок и деревяшек. Около баррикад костры, потому что там дежурят круглые сутки. Оружие – железные и деревянные палки, аккуратно сложенные в кучки булыжники, вывороченные из мостовой, да несколько бутылок с бензином на случай, если ОМОН начнет атаку, ведь у них автоматы. Из наших автоматы имеют те из защитников-добровольцев, которым дано право носить оружие” [Алексей Залесский, «Конец Дома Советов» / НАШ СОВРЕМЕННИК, N9, 2003].

ПРОВОКАЦИИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫХ
СИЛ. ПЕРВЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ.

23 сентября неизвестные совершили попытку напасть на здание объединённого командования Вооружённых Сил СНГ. В результате стрельбы погибли два человека — милиционер и мирная жительница, наблюдавшая за происшествием из окна. Неизвестные благополучно скрылись, но «правительственная сторона» обвинила в произошедшем депутатов Верховного Совета использовала эту провокацию как повод для полной блокады Дома Советов и последующей расправы над восставшими под предлогом защиты жителей г.Москвы от «незаконных вооружённых формирований».
24 сентября собравшийся в Доме Советов Съезд народных депутатов издал постановление «О политическом положении в России в связи с государственным переворотом». В нём действия президента Ельцина оценивались как «государственный переворот», все правовые акты, подписанные им с 20:00 21 сентября признавались незаконными, а самому президенту было предложено «не усугублять свою вину перед народом и законом и добровольно прекратить свои антиконституционные действия». Между тем, под предлогом ограждения москвичей от «вооружённых боевиков», доступ в Дом Советов был полностью блокирован правительственными войсками. Согласно заключению комиссии Госдумы РФ, здание Дома Советов было окружено сплошным кольцом оцепления из сотрудников милиции и военнослужащих внутренних войск. Вокруг него было установлено заграждение из колючей проволоки. Пропуск людей, транспортных средств, продовольствия и медикаментов внутрь зоны оцепления был прекращён *.
С 27-го сентября на улицах Москвы стали проходить массовые митинги и манифестации в поддержку парламента. В ответ московской милицией предпринимались действия по разгону митингующих, сопровождавшиеся задержаниями активных участников, массовыми избиениями, применением спецсредств. По воспоминаниям организатора демонстрации радикального коммуниста Виктора Анпилова: “Моя «Трудовая Россия» оказалась прижатой к зданию МИДа, а Фронт национального спасения был по другую сторону Садового кольца. На месте были воздвигнуты бутафорные площадки как будто бы для празднования 800-летия Арбата. Мы эту площадку использовали как баррикаду, но туда ворвался пьяный свердловский ОМОН и начал избивать жителей. И тогда я призвал людей взять в руки остатки монтажной установки, обрезки, какие-то железные уголки и обороняться, а не получать удары”.
29 сентября при разборке баррикады и попытке отбуксировать электросварочный аппарат погиб полковник милиции Владимир Рештук. Этот инцидент был целенаправленно истолкован «правительственной стороной» как убийство сотрудника милиции сторонниками Верховного Совета. С 9:00 в здание Дома Советов перестали пускать журналистов – путь преграждали заграждения на внешнем периметре, сотрудники милиции и внутренних войск. Днём обстановка на улицах оставалась спокойной, но к вечеру вновь обострилась. Журналисты отмечают, что ситуация в Москве смахивает на чрезвычайное положение: центр города закрыт для доступа граждан, на улицах осуществляются проверки документов и обыски, в зданиях органов государственной власти отменены временные пропуска. К 19.00 на площадях Восстания и Белорусского вокзала появились группы сторонников Верховного Совета общей численностью более 400 человек (по данным газеты «КоммерсантЪ»).
Многочисленные свидетели и аналитики, изучавшие события этих дней, указывают на провокации правительственных сил, “…во многом повинных в сложившейся ситуации и в тяжких последствиях происшедшего. Очевидным становилось наличие провокаторов, откровенно подталкивавших противостоящие стороны к применению оружия и кровопролитию. Так, 3 октября, еще до начала активных "боевых действий", во время прохождения демонстрантов по Конюшковской улице, рядом с посольством США, неустановленный следствием мужчина, одетый в милицейскую форму, из колонны произвел автоматную очередь в сторону военнослужащих и сотрудников МВД. В результате были ранены шесть человек, один из которых скончался в госпитале” [Леонид ПРОШКИН (бывший руководитель следственной группы), «Штурм, которого не было» / "Совершенно секретно" №9 1998 г.]. По сообщению журнала «Спецназ России», “около 15:00 снайпером, находившимся на уровне не ниже 15 этажа из винтовки Драгунова выстрелом в шею был убит сотрудник ОМОН. После этого сотрудники милиции открыли огонь по демонстрантам – защитникам Дома Советов”.
В этот же день, после многочисленных уличных столкновений с подразделениями ОМОНа, милиции и внутренних войск, демонстранты — сторонники Верховного Совета прорвали блокаду из сотрудников правоохранительных органов возле Дома Советов. Затем по приказу А. В. Руцкого под непосредственным руководством генерал-полковника А. М. Макашова захватили здание московской мэрии. Захват мэрии прошёл без жертв среди штурмующих, однако выстрелом неизвестного снайпера был убит сотрудник милиции, находившийся в здании. При прорыве оцепления внутренних войск на Крымском мосту, участники демонстрации захватили в качестве трофеев алюминиевые защитные щиты и резиновые палки милиционеров. При прорыве получили ранения 2 сотрудника ОМОН (сбиты грузовиками МВД). По пути в районе Смоленской площади участники шествия были обстреляны ОМОНом, отступившим к зданию мэрии. По информации ВС, 7 убитых, десятки раненых. Кроме того, погибли 2 сотрудника МВД (один из них – полковник, пытавшийся запретить войскам стрелять). Сторонники президента обвинили в этом сторонников ВС. По информации ВС, все погибшие пострадали от пуль солдат МВД.

ПОПЫТКА ШТУРМА ОСТАНКИНО

3 октября около 16-ти часов демонстранты двинулись в сторону телецентра в Останкино (часть из них поехали через весь город на оставленных внутренними войсками у мэрии грузовиках). Вслед за указанной автоколонной к телецентру направилась многочисленная пешая колонна демонстрантов. Для обеспечения охраны при переговорах и поддержания порядка среди демонстрантов в составе автоколонны находились 16 членов дополнительных охранных подразделений Верховного Совета, имевших при себе оружие и подчинявшихся А.М.Макашову. Насильственного захвата телецентра «Останкино» не планировалось. Макашов призывал демонстрантов к соблюдению порядка, просил ничего не ломать, не бить, поскольку имущество телецентра – народное достояние (Л.П.). Одновременно с демонстрантами прибыли БТРы дивизии Дзержинского и отряд спецназа МВД «Витязь». В 17:00 прибывшие в «Останкино» защитники Дома Советов потребовали предоставления им прямого эфира. Сотрудников и военнослужащих МВД уговаривали перейти "на сторону народа". Говорили о том, что в стране все стало еще хуже, чем при советской власти, и надо продолжать бороться за народное. Среди митингующих было много журналистов, фото - и телекорреспондентов, осуществлявших съемки происходивших событий. Около 20 человек из них были вооружены автоматами, кроме того, у них был один ручной противотанковый гранатомёт РПГ-7, оставленный внутренними войсками.
Макашову сообщили, что вопрос о предоставлении эфира решен, но это будет сделано из другого здания, и предложили перейти туда. Ожидая подкреплений, работники милиции тянули время в переговорах. На 19:00 здание телецентра охраняют около 480 сотрудников милиции и внутренних войск, представлявших различные подразделения – от хорошо экипированного различными видами вооружений отряда спецназа «Витязь» и ОМОН до солдат одной из войсковых частей внутренних войск, не имевших никакого оружия, кроме резиновых палок. Как впоследствии отмечает один из руководителей следственной группы Генеральной прокуратуры России, расследовавшей эпизод в «Останкино», Леонид Прошкин: “совершенно определённо можно сказать, что те подразделения и милиции, и внутренних войск, которые по приказу руководства заняли посты в Останкино, не выполнили своих обязанностей постовых, поскольку пост священен и поскольку там было достаточно сил и средств, чтобы не допустить того, что они называют штурмом. Машина, которая колотит стекла в здании, – помните? Эту машину легко было остановить – и не нужно было бы стрелять по толпе, по людям. Можно было расстрелять радиатор, колеса. И тогда люди бы не пошли на штурм. Не думаю, что они были обязаны стрелять по толпе, по журналистам, по медикам. Есть примечательный кадр, когда едет мужик на велосипеде, похоже пьяный. И его расстреливают. Он падает, а в него снова стреляют…”.
Как сообщает газета КоммерсантЪ, в 19:20, генерал А. Макашов потребовал от военных, находившихся в здании «Останкино», сложить оружие. По данным комиссии Госдумы РФ, получив отказ, сподвижники Макашова предприняли попытку проникнуть в здание, протаранив стеклянные двери одним из оставленных войсками грузовиков. Сразу после этого выстрелом с крыши одного из зданий был ранен один из митингующих, затем произошёл взрыв у пролома на месте дверей (осколками были ранены стоявшие рядом демонстранты), и одновременно внутри здания среди бойцов «Витязя» произошёл взрыв неустановленного взрывного устройства, во время которого погиб рядовой спецназа Н. Ю. Ситников. По версии СМИ, а также сторонников президента Ельцина, это был выстрел из гранатомёта РПГ-7 В-1 со стороны демонстрантов. По версии следственной группы, выстрел из гранатомёта не производился. Доказано, что на месте гибели рядового взрыва боевой части гранаты не было. Следы использованного взрывчатого вещества найдены не были. В связи с этим, экспертами и следователями высказывалось предположение, что взорвано было одно из не оставляющих следов спецсредств, имевшихся в распоряжении «Витязя», с целью мобилизовать бойцов на открытие огня по толпе. Командир спецназа Внутренних Войск «Витязь» Сергей Лысюк в интервью «Российской газете» в 2003 году категорически отрицал версию следствия и комиссии Госдумы РФ:
– Этот эпизод стал сигналом к началу активных действий. Огонь велся только по тем, кто был вооружен или хотел подобрать оружие.
– А убитые журналисты? Просто зеваки? Медики?
– Попробуй там, в темноте, различить, кто журналист, а кто боевик. Все эти лица стали жертвами шквального огня вначале. Потом стрельба велась одиночными и прицельно – лишь по вооружённым людям. Команда была такая… Благодаря средствам массовой информации уже утром 4 октября до сведения общественности была доведена и всеми воспринята как истина – версия, что первый выстрел в Останкине был сделан сторонниками Верховного Совета из гранатомета РПГ-7 В-1.
Через две-три секунды после взрывов внутри и снаружи АСК-3 из зданий телекомплекса и из других мест, где находились военнослужащие внутренних войск и сотрудники милиции, был открыт шквальный огонь. Стреляли очередями и одиночными выстрелами из снайперских винтовок по вооруженным и невооруженным людям, по боевикам и журналистам, по активным участникам событий и просто зевакам, что привело к гибели по меньшей мере 46 человек. Первым погиб оператор германской телекомпании ARD Рори Пек, снимавший возле входа в телецентр. Стреляли по раненым и по людям, пытавшимся их вынести. Так был убит американский юрист Терри Майкл Дункан, в тот роковой для него час вытаскивавший из-под огня раненых. Внутри телецентра был застрелен видеоинженер АСК-3 Сергей Красильников. По данным комиссии Госдумы РФ, убийство совершил «кто-то из военнослужащих внутренних войск и милиции». По данным бывшего следователя Прошкина, стрелял один из «Витязей».
Сторонниками Верховного Совета ответная стрельба на первоначальном этапе практически не велась.
Телецентр штурмовали 20 человек, вооруженные автоматами и одним гранатометом, а защищали 900 военнослужащих и милиционеров, а также 24 бронетранспортера [Леонид Прошкин, “ШТУРМ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО” / газета "Совершенно секретно" №9 1998 г.].
В 20:10 атака сторонников Верховного Совета на телецентр в Останкино прекратилась. В 20:45 первый вице-премьер Е. Т. Гайдар по телевидению обратился к сторонникам президента Ельцина с просьбой собираться у здания Моссовета, взятого под контроль Министерством безопасности.

В ходе событий по Центральному телевидению транслировались заявления известных деятелей культуры, призывающие армию (объявившую ранее о своём нейтралитете) покончить с защитниками Верховного Совета. Например, известная актриса Л. Ахеджакова говорила: “Я не знаю, что сейчас будет, если там сто тысяч людей. А где наша армия?! Почему она нас не защищает от этой проклятой Конституции?! А мне ещё говорят: легитимно, нелегитимно… Друзья мои! Проснитесь! Не спите! Сегодня ночью решается судьба несчастной России, нашей несчастной Родины. Наша несчастная Родина в опасности! Не спите! Нам грозят страшные вещи. Опять придут коммунисты!”. А.Макаревич и ряд других известных артистов эстрады выступали по телевидению, призывая москвичей собираться у здания Моссовета «для защиты свободы и демократии» (отозвавшиеся на их призывы, безоружные люди попадали под огонь воюющих сторон...). Один из депутатов, перешедших на сторону Ельцина, Юрий Черниченко, призвал с экрана: «Ребята, хотите жить — раздавите эту гадину!». 5 октября в газете «Известия» было опубликовано письмо в поддержку президента, подписанное рядом известных писателей, среди которых — Дмитрий Лихачев, Виктор Астафьев, Булат Окуджава и Даниил Гранин (известное также как письмо 42-х). Там высказывались призывы запретить оппозиционные президенту партии, закрыть оппозиционные средства массовой информации, признать нелегитимными органы высшей, законодательной и судебной власти, подвергнуть репрессиям деятелей оппозиции, для того чтобы «сделать широкий шаг к демократии и цивилизованности». Авторы призывали президента России запретить «все виды коммунистических и националистических партий, фронтов и объединений», ужесточить законодательство, ввести и широко использовать жёсткие санкции, закрыть ряд газет и журналов.

Гайдар получил у С. К. Шойгу гарантию, что в случае необходимости будет роздано оружие гражданским – сторонникам президента Ельцина. Позже, вооружённый ельцинскими генералами, «гражданский сброд» расстреливал подозреваемых в сочувствии восставшим по подъездам домов.
Поздно вечером в сторону Москвы двигалась колонна Таманской дивизии…**

ЗВЕРИНЫЙ ОСКАЛ «ДЕМОКРАТИИ»

В ночь на 4 октября Борис Ельцин принял решение о штурме Дома Советов: на ночном заседании в здании Генштаба Министерства Обороны президент отдал приказ об использовании танков и бронетехники. Втянув в конфликт армию, Ельцин, по сути, совершил преступление против Основ Конституционного строя и безопасности государства. Впрочем, у ельцинской клики в те дни попросту не было выбора. Участие лиц из армейской верхушки в массовых расстрелах объясняется не только личными амбициями, но и нежеланием уже в 1993 году попасть под расстрельные статьи УПК РФ за казнокрадство и другие крупные коммерческие аферы.
Утром в районе стадиона «Красная Пресня» из-за несогласованности действий произошли вооружённые стычки между «таманцами» и БТРами «дзержинцев». Были погибшие и раненые, как среди солдат, так и среди случайных прохожих. Принимавшие участие в этих столкновениях были награждены орденами и медалями, некоторым присвоено звание «Герой России»…
В штурме Белого дома приняли участие около 1700 человек, 10 танков и 20 бронетранспортёров: контингент пришлось набирать из состава пяти дивизий, около половины всего контингента офицеры или младший начальствующий состав, а танковые экипажи набрали почти целиком из офицеров. В 06:50 возле здания Дома Советов звучат выстрелы. Туда стянуты солдаты и офицеры, представлявшие различные роды войск и силовых структур, верных президенту Ельцину: Таманской дивизии, 119-го парашютно-десантного полка, Кантемировской дивизии, дивизии внутренних войск им. Дзержинского, Смоленского ОМОН, Тульской дивизии ВДВ.
В 08:00 БМП и БТР ведут прицельный огонь по окнам здания Дома Советов. В 08:36 бойцы Тульской дивизии ВДВ короткими перебежками приближаются к зданию Дома Советов, а бронетехника прицельно расстреливает его защитников. В 09:00 защитники Дома Советов стреляют по наступающим войскам. Бронетехника ведет огонь из крупнокалиберных пулеметов и пушек по зданию Дома Советов, на 12 и 13 этажах которого начинается пожар. В 09:20 расположенные на Калининском мосту танки начали обстрел верхних этажей здания Верховного Совета. Всего в обстреле участвовало шесть танков Т-80, выпустивших 12 снарядов.

Как впоследствии рассказывает Александр Руцкой: “Первый снаряд попал в зал заседаний, второй – в кабинет Хасбулатова, третий – в мой. Причем били фугасными снарядами, а не болванками, как утверждают сегодня. От болванок здание гореть не будет”. Вспоминает народный депутат России А.М. Леонтьев: «По переулку напротив «Белого дома» стояли шесть бронетранспортеров, а между ними и «Белым домом» за колючей проволокой лежали казаки с Кубани – человек 100. Они не были вооружены. Были просто в форме казаков… К подъездам из сотни казаков добежали не более 5-6 человек, а остальные все полегли».

В 11:25 возле Дома советов возобновилась интенсивная артиллерийская стрельба. К этому часу в Москве, по данным Главного медицинского управления, городские больницы уже оказали помощь 192 пострадавшим, 158 человек госпитализированы, 18 – умерли.
В 15:00 снайперы, находившиеся на высотных этажах зданий, примыкающих к Дому Советов, открыли, огонь по милиционерам и москвичам, находившимся поблизости, пришедшим посмотреть на развитие событий. Ранены двое военнослужащих, убиты двое журналистов и женщина. В ходе штурма Белого дома и занятия прилегающих территорий подразделениями внутренних войск и Министерства обороны несколько человек из числа защитников Дома Советов, военнослужащих, а также случайных лиц были убиты снайперами. Именно снайперами, по данным комиссии Госдумы РФ, в районе Дома Советов в этот день были убиты сотрудники МВД и военные, выступавшие на стороне сил, верных Борису Ельцину.

По данным штаба обороны Дома Советов (позднее подтверждённым в открытой печати источниками и противной стороны), ещё 28 сентября по личному приказу Коржакова с армейских складов в Алабино было выдано его загадочной «чердачной» группе 50 снайперских винтовок. Вечером 5 октября все они были возвращены на склад, а документы выдачи изъяты охраной бывшего президента. Всего правительственным снайперам в период с 28 сентября по 3 октября выдавалось 127 снайперских винтовок. В составе кремлевской охраны есть взвод «трассовиков-чердачников». Эти люди прикрывают маршрут следования президента или оборудуют свои секторы во время его публичных выступлений. Они были задействованы в октябрьских событиях: даже в СМИ попадались сообщения о том, что при задержании снайпера он демонстрировал удостоверение спецслужб, в частности Министерства безопасности. Подобные удостоверения есть у сотрудников Главного управления охраны — в качестве документов прикрытия. Однако таких людей, обладающих профессиональными снайперскими навыками, тоже очень немного. Согласно моей информации, здесь были задействованы некие иные силы. В интервью «Новой газете» 10 октября 1994 «посредник высокопоставленного офицера спецслужб» также предоставил информацию, свидетельствующую о непосредственной причастности снайперов к спецслужбам, контролируемым Борисом Ельциным. Руководитель следственной группы Генеральной прокуратуры РФ по расследованию событий сентября-октября 1993 Леонид Прошкин назвал снайперов, участвовавших в событиях, вопросом, на который следственная группа «не смогла найти ответ».

Позже, в официальном докладе Ерин не случайно забудет упомянуть погибших постовых милиционеров, поскольку те, в отличие от военнослужащих ОМСДОН и ОМОН, в штурме "Белого дома" не участвовали и практически все были убиты вне зоны поражения Дома Советов. Иначе ему пришлось бы объяснять, как в других районах Москвы или на удалении более 1-1,5 километров от "Белого дома" во внешнем кольце оцепления их могли застрелить защитники парламента.
Итак, в 15:00 отрядам специального назначения «Альфа» и «Вымпел» было приказано взять Белый дом штурмом. Спецподразделение «Вымпел», чьё руководство отказалось выполнять приказ о штурме, впоследствии было передано из ФСК в состав МВД, что привело к массовому уходу в отставку его бойцов.
После 17:00, по договорённости с руководством страны, начался массовый выход оборонявшихся из Верховного Совета в сопровождении бойцов группы «А». Белый дом покинуло около 700 человек, которые шли держа руки за головами между двумя рядами солдат и садились в подогнанные со стороны Краснопресненской набережной автобусы. Некоторых из них препровождали в «фильтрационный пункт», размещенный в одном из окрестных подвалов, где они находились под присмотром ОМОН. Руководители защиты Белого дома, некоторые участники, а также множество лиц, не участвовавших в противостоянии, были арестованы, и, по сведениям правозащитников, подвергнуты избиениям и унижениям. При этом правозащитным центром «Мемориал» “зафиксирован случай, когда есть серьёзные основания подозревать что гибель человека… наступила в результате побоев в милиции”.
Сразу после сдачи Белого дома группы его защитников стали пытаться пробиться через кордоны милиции и внутренних войск из центра к окраинам города. ОМОН открыл пулемётный огонь на поражение. Покинув убитых и раненых, прорывавшаяся группа вынуждена была отступить.

ЧТО СТАЛО С ОСТАВШИМИСЯ
В «БЕЛОМ ДОМЕ»?

Судьба оставшихся в здании Дома Советов людей, вопреки официальным данным МВД об «уходе 800 “боевиков” подземными ходами БД», предстаёт довольно трагичной. 4-го октября действовал приказ Ерина-Куликова (МВД), Грачева (МО) и Барсукова (ГУО):
– УНИЧТОЖИТЬ НАХОДЯЩИХСЯ В “БЕЛОМ ДОМЕ”! Приказы о поголовном уничтожении и стрельбе на поражение открыто передавали по рациям командиры штурма. Барсуков официально приказал "Альфе" уничтожить находящихся в "Белом доме", Грачев - танкистам, тулякам и таманцам, Ерин - ОМОНу и дзержинцам. Коржаков уже после вывода пленных на лестницу "Белого дома" публично требовал расстрела защитников парламента: "У меня приказ - ликвидировать всех, кто в форме!". После выхода депутатов с "Альфой" этот приказ был в точности выполнен. Были уничтожены все оставшиеся защитники парламента за исключением арестованных днем 5 октября в подвале - четырех милиционеров ОСН Департамента охраны и нескольких местных рабочих, а также шестнадцати защитников из заслона 14-го подъезда (арестованных в 3.30 5 октября на 6-м этаже "Белого Дома"). Тела расстрелянных были тайно вывезены и уничтожены (в том числе и на Климовском полигоне).
Доказательство того, что приказ был выполнен, это то, что по официальным данным, ни одного раненого и ни одного трупа в здании парламента НЕ ОБНАРУЖЕНО. Официально объявлены в качестве погибших в "Белом доме" убитые на улице, собранные медбригадами Ю. Хольхина и А. Шестакова [Иванов Иван. “Анафема” // ЗАВТРА, Спецвыпуск № 2. с.15].
Позже официальные цифры жертв событий 4-5 октября озвучил комендант "Белого дома" из МВД А.Баскаев, сообщив, что «видели» 21 труп на улицах и только 1 труп обнаружен в здании Дома Советов... Это полностью опровергается свидетельствами медперсонала самой медбригады, которой после 17.00 4-го октября "чистильщики" разрешили зайти в "Белый дом".

Свидетельства сотрудников медбригады, "патронируемой" группой "Альфа" и находившейся в районе стадиона: «На первых этажах "Белого дома" ни убитых, ни раненых не было... Но выше 7-го ("цокольного" этажа "стакана") военные нас уже не пускали, сославшись на то, что там все горит и можно отравиться газами, хотя оттуда доносились выстрелы и крики...» ("МК", № 234 1993). По словам технических работников "Белого дома", вызванных на работу 9-го октября, в здании были пробиты пулями все стены комнат напротив дверей и коридоров, мебель, двери, трубы отопления, лестницы, подвальные помещения, места, непростреливаемые снаружи. По характеру пробоин было видно, что штурмующие, без разбора поливали впереди себя все автоматными очередями. Сначала стреляли, затем смотрели. В комнатах среди битого стекла валялись окровавленные бинты и многочисленные тряпки, пропитанные кровью. Одному работнику довелось собрать несколько мешков окровавленных тряпок. Кровь была и на осколках стекол. Ковровые дорожки, покрывавшие бесконечные коридоры "Белого дома", оказались местами пропитаны кровью, водой и мочой. Там, где работали пожарники, дорожки были срочно убраны.
На первых этажах со стороны 20-го подъезда некоторое время туалеты почему-то были не просто закрыты, а старательно заколочены досками. Эти помещения под предлогом засорения оставались в таком виде еще несколько недель после штурма, хотя свидетельства очевидцев поясняют, что раненые и убитые при штурме "Белого дома" и в ближайших окрестностях по приказу командиров правительственных войск (это 2-й батальон, разведрота и саперная рота 119-го пдп и четыре их загадочных помощника в камуфляжной форме, назвавших себя омоновцами) сносились именно в туалеты, где их и добивали одиночными выстрелами в голову (кровь с кафельных стен и пола легко отмывается). К очистке таких мест обслуживающий персонал "Белого дома" не привлекался.
Приведу показания руководителя медицинской бригады ополчения Лизы. Ее бригада начала ухаживать за ранеными еще в ночь с 3 на 4 октября. “Раненые поступили в "Белый Дом" из Останкино и от мэрии. К утру, некоторые раненые погибли, так как скорые помощь раненым не оказывали! К 5 утра начались разговоры о подходе карательных частей, поэтому раненых из цоколя 20 подъезда перенесли в переход от 20 к 8 подъезду. В медсанчасть вскоре ворвалась группа в пятнистых камуфляжах с обещаниями расстрелять всех, если кого найдут в форме или камуфляже. Персонал поставили к стенке, руки за голову. Искали людей в камуфляже. Не нашли и удалились на верхние этажи. Вскоре начался обстрел со двора. При этом обстреле погибло несколько раненых и врач-доброволец. Когда пленных стали уводить вместе со всем медицинским персоналом, с ранеными оставался караул из кантемировской дивизии. Военнослужащие обещали доставить в больницы всех раненых. Часть пленных вывела "Альфа" через подвалы примерно в 14.00. Зеваки били выходивших. Судьба оставшихся пленных и раненых неизвестна. Многие тогда навсегда исчезли. Расстреляли?! Как расстреляли во дворе одного из санитаров. Раненые (их никто больше никогда не видел) и погибшие (трупы лежали в переходе от 20 до 8 подъезда) в официальном списке погибших не фигурируют!!!”.
На верхние этажи персонал долго не допускали. Но и через неделю различался зловонный запах биологического разложения - из-за характерного запаха разлагающейся органики работники "Белого дома" убирали помещения в респираторах. Постоянно циркулировали слухи о нахождении все новых и новых трупов и останков сгоревших людей, особенно на 15-19-м этажах. Первые недели в "Белом доме" работала какая-то воинская часть химических войск министерства обороны, которая с итальянскими химикатами, итальянскими растворами и итальянским оборудованием проводила работы не только снаружи здания по отмывке закопченных стен, но и внутри по устранению следов штурма и его печальных последствий. В дальнейшем техническому персоналу щедро оплатили все работы и вынужденный отпуск, поэтому, если в первые дни все еще делились между собой увиденным, то после получения щедрых выплат все разговоры на тему октябрьского расстрела прекратились.

Ночью 5-го октября вернулись 23 БТРа и участники карательной акции в место дислокации дивизии Дзержинского. Все поголовно были пьяны. Заполненные доверху БТРы загнали задом. Из них старослужащие выгружали ящики со спиртным, горы мануфактуры, импортных тряпок, кроссовок и другого содержимого кооперативных ларьков, видеотехники из "Белого дома". На вопросы молодняка не стеснялись говорить правду, типа: "зацепили киоск, там много чего было". По поводу стрельбы: "Я не дурак, никуда не лез, лежал за парапетом. Выставил над головой автомат. Не выглядывая, стрелял вокруг, куда придется, только успевал рожки менять". Оказывается, в сам "Белый дом" их не посылали, жизни их ничто не угрожало, но от их беспорядочной стрельбы пострадало много людей в оцеплении и даже за ним. БТРы, нередко не прекращая стрельбы, совершали полный оборот башни, не обращая внимания, куда уходят очереди.
Факт: 3-5-го октября наемники Ельцина погибали только от собственных пуль! Все 25 погибших военнослужащих из числа расстреливавших парламент и демонстрантов в "Останкино" - убиты частями Ерина (МВД) и Барсукова (ГУО). Не известен ни один погибший от пуль защитников парламента!
По оценке людей, непосредственно выходившими подземными коммуникациями из Дома Советов 5-го октября, здание этим путём покинуло не более 71(95) человек. То были самостоятельно прорывавшиеся группы, куда входили люди, знавшие расположение коллекторов, вентиляционных шахт, места возможных засад и установки мин. Вот свидетельства офицеров – защитников Дома Советов, кому посчастливилось миновать «зачисток» правительственных войск, в загнавших их в подземную западню. В полдень 5 октября они втроем еще блуждали в поисках спасительного выхода по подземным этажам горящего и расстреливаемого "Белого дома", утратив всякую надежду спастись. У одного из входов в подвал они столкнулись с группой автоматчиков, предложивших им сдаться, но неожиданно открывших огонь на поражение. После этого подлого случая ребята правильно оценили грозящую им перспективу: если им не удастся найти вход в подземный коллектор, живыми их отсюда не выпустят, поскольку никаких пленных в подвале и подземельях "Белого дома" просто не будет. На следующий день у этого входа они увидели большую лужу крови. Лужи крови были и в других местах подвала "Белого дома".
В одном из ходов ими были обнаружены солдаты дивизии внутренних войск Дзержинского с двумя офицерами. Заблудившиеся в темных переходах, они наткнулись на эту дверь с другой стороны. Дзержинцы сказали, что за добровольный переход на сторону парламента их сразу же расстреляют. Они уже знали, что всех в военной форме и камуфляже убивают на месте. Судя по всему, некоторых из блуждавших в подземном этаже "Белого дома" перебежчиков из дивизии Дзержинского штурмующие действительно расстреляли. Со стороны лестницы на ребят наткнулся невысокий капитан Леша в милицейской шинели и с радиостанцией в руке. Перед этим он выводил наверх людей из подвала сдаваться. Сам он сдаваться не решился и направлялся в бомбоубежище переодеться в гражданское. Сказал, что всех, кто в форме, убивают на месте - сразу ставят к стенке. Это капитан милиции неоднократно слышал по своей радиостанции. Утверждалось, что солдатиков хорошо накачали водкой перед атакой, а что такое пьяная солдатня, никому не надо было объяснять, как и то, что уготовано бедным женщинам.
Сейфовая дверь бомбоубежища была закрыта изнутри. Она соединяла подземным коридором "Белый дом" с подвалом спортзала. Таким образом, можно смело утверждать, что в спортзале в полдень 4-го октября остались живые люди. Надеясь пересидеть штурм, они закрылись изнутри. Живыми их оттуда не выпустили. Стрельба, крики стали слышны громче, и спутники решили спрятаться в одной из свободных ниш, но и от этой мысли ребята отказались сразу же. Без труда обнаружив прячущихся в нишах рабочих, ребята отчетливо понимали, что "чистильщики" так же легко доберутся и до них. Вскоре раздались звериные крики со стороны парадной лестницы. Прислушавшись, разобрали кровожадные вопли мясников, ожидавших для расправы вывода пленных. В здании и в самом подвале стрельба не стихала еще всю ночь и утро следующего дня до 5.30 - 6.00 часов (из показаний Александра Репетова и капитана ВДВ Смирнова).
В какой обстановке происходил другой прорыв – безоружных людей на Дружинниковской улице примерно в 12.00 4-го октября, свидетельствуют показания девушки-очевидца: “Я забежала в первый дворик за домом № 4 по улице Красная Пресня. Здесь уже находилось много людей. Еле отдышалась, как за спиной опять раздались матерные окрики озверевших омоновцев. Одного мужчину сбили с ног и молотят дубинками. Из дворика выбегаем на Волков переулок, упирающийся в Киноцентр. Около него колышется милицейская форма. Они выпускают под ноги нам, бегущим, длинную очередь. Охота идет с двух сторон. Так бегали со двора во двор и прятались, возвращаясь снова и снова к Киноцентру. На каком-то моменте я сломалась от унижения, боли за своих, кого там... села на землю, молюсь, плачу – эмвэдэшники мимо пробежали, наверное, за сумасшедшую приняли.
Потом из-за Киноцентра появились люди в темной форме с гранатометами на плечах. И пятились они, ко всеобщему нашему восторгу, задом. Кто-то крикнул: "Драпают гады!" И мы все подхватили "Ура!". В ответ от автоматчиков сразу же последовала очередь. Позднее я узнала, что так напугало наших врагов. Это была одна из отчаянных попыток прорыва безоружных демонстрантов по Дружинниковской улице на защиту парламента, когда многочисленные группы молодых людей раз за разом решительно накатывали на расстреливавших их из автоматов эмвэдэшников, что достаточно полно описали свидетели, как например, австралийский журналист Себастьян Джоуб (а вот как описывается та же ситуация в оперативной сводке МО РФ: "11.30. Доклад командира 2-й мсд: "Со стороны тыла скопилась большая толпа, ведет огонь из стрелкового оружия и прорывается к "Белому дому". Милиция и МВД бездействуют").
Стрельба немного затихает и отдельные отчаянные личности перебежками преодолевают улицу мимо Киноцентра. Ловлю себя на мысли, что жду выстрел в спину только от милиции. Но ОМОН больше не стреляет, только матерится. Вижу, что мимо метро пробегают люди, и устремляюсь туда, чтобы выйти на Садовое кольцо.
В это время на другой стороне к кафе-мороженному на торце высотки вооруженные солдаты в больших круглых касках выводят пленных. На углу высотного здания стоят два современных танка, таких же, как и те, что нам потом показывало ТВ на Калининском мосту. Пленных c полсотни. Они строем по трое почти бегут, подгоняемые со всех сторон пинками и прикладами. Часть из них гонят к автобусу, а часть ставят к стенке и обыскивают. Замираю на одну минуту, выискивая глазами своих. Я нахожусь около закрытого входа в метро "Баррикадная", когда это происходит. Пятеро с автоматами бегут наперерез, кричат непереводимое. Я, конечно, поворачиваюсь, но в голове набат: "Не бежать! Только не бежать!" И сразу получаю прикладом по спине и по голове.
– Тебя, сучка, это не касается?
После пинка, они подхватывают меня под руки и волочат наверх за метро "Баррикадная" к зданию министерства. Слева, за двухметровым камнем спряталась женщина – солдаты ее, к счастью, не заметили. Вижу, что впереди трое других мерзавцев с автоматами наизготовку окружили школьников – совсем пацанов (человек 8 или 10).
Особой злостью отличался один эмвэдэшник. Я сначала подумала, что крыша у дяди поехала. Он все время прыгал между нами, избивая прикладом то одного, то другого, и орал, что его братанов порезали (уловила знакомую фразу шпика) и сейчас он нас... Это производило впечатление особенно в сочетании с лицом - желтой мордой, красными глазами и с пеной на синих губах - он был бешеный. Потом скомандовал всем встать на колени и затем лечь лицом вниз, руки и ноги в стороны, сопровождая ударами ботинок. Увидев, что я стою, подскочил и ударил под коленки. Я не знаю, что бы он еще вытворил, если бы не один светловолосый мальчуган лет 15, не больше.
Отвлекая внимание на себя, он вскочил на ноги белый, как полотно:
– Если ты такой борец, выйди со мной на ринг, а не здесь с автоматом силу показывай!
Дальше был кровавый кошмар. Эта пьяная сволочь кинулась к мальчишке, сбила с ног и стала зверски долбить его дулом автомата прямо в живот, в пах. Мне казалось, что вот-вот произойдет выстрел, так как омоновец держался за курок. Я кричала другим автоматчикам: "Если он его сейчас убьет, вам придется нас всех убить!" Может, они были трезвее или мои слова до них дошли, но они оттащили ублюдка и принялись потрошить сумки лежащих на земле мальчишек. Я воспользовалась паузой и побежала, и поэтому не знаю, что стало с моим невольным защитником”.
В ночь на 5 октября, когда охрана возвращалась к зданию, её обстреляли из проезжавшей машины. Затем по охране открыли огонь два снайпера, засевшие на крыше «Кинотеатра повторного фильма». Омоновцы занялись охотой на снайперов, но последним удалось скрыться. Ещё через несколько минут перед зданием появились два человека с автоматами. В ответ на предупредительный окрик омоновцев они открыли огонь. В результате этой перестрелки один из нападавших был убит, другого начали преследовать. Спасаясь бегством, он разбил витрины в доме, где размещалось отделение Сбербанка и парикмахерская и проник туда. Омоновцы, перекрыв выход, предложили беглецу сдаться. Раненый в ногу нападавший выбросил через разбитую витрину автомат и две гранаты и сдался. В 01.30 раненый был отправлен в городскую военную прокуратуру, а убитый — в морг. Как выяснилось позднее, оба нападавших оказались офицерами Таманской дивизии***.
Просмотров: 1384 | Добавил: master | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
2 Williampooke  
Наверное, всякий предвидит, что если ты стоишь на пороге проведения ремонта, то даже при наиболее тщательном планировании не представляешь, что получиться в результате да и когда на самом деле прекратиться сей самый ремонт. Особенно, если ты делаешь его самолично.
Нередко ремонтные работы стоят втридорога, однако наши люди отнюдь не всегда смогут позволить себе нанять неплохих и дорогостоящих мастеров, а потому как «самоделкины» стремятся осуществить самостоятельно максимальную часть ремонтных работ в жилище. В принципе, большая часть из них далеко не есть до того трудоемка, с тем чтобы не справиться, имея хоть немножко понимания процесса.
Наш веб-сайт сможет помочь вам лучше определиться в каждом отдельном из моментов проведения ремонта и оформления собственного жилья. Данные разделы построены таким образом, чтобы вы очень быстро смогли сориентироваться и обнаружить нужную информацию, которая надобна вам как раз сейчас, что делает представленный сайт неимоверно удобным в пользовании.


http://stroibloger.com/uteplenie-balkona-i-otdelka-gipsokartonom-e-iapy-montazha/ - монтаж гипсокартона своими руками

1 Владимир  
Здравствуйте!
Ваша статья оказалась большим и интересным материалом. После небольшой доработки и редакционной правки она помещена здесь: http://forum.17marta.ru/index.php/topic,9505.0.html

Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *: